Социализация нищеты

- Yg. 1923, № 35 -

Жалко тонущей буржуазии. Многие дамы больше не могут позволить себе горничную, приходится протягивать руку повсюду. Вся жизнь поглощена борьбой за сохранение жизни; все высшие интересы стоят за заботами о мелочах. Это ужасно! Жизнь в конечном итоге не имеет смысла, вы ее изматываете, изматываете лучшие силы, становитесь унылым и унылым и без энергии.

Так звучит во многих вариациях из буржуазных газет. Вы чувствуете время от времени, что такое беда. И ты уже оплакиваешь. Уже один чувствительно кричит. Теперь, когда человек чувствует в своем теле то, что ему нужно, чтобы прожить много лет в нищете, он указывает на ад, скрытый в скудной жизни. К сожалению, кажется, что из этого нельзя сделать выводы с точки зрения нашего экономического порядка или, скорее, беспорядка. Вы думаете прежде всего!

В течение десятилетий пролетариат жил в условиях, в которых даже круги среднего класса угрожают «утонуть». Его стремление выбраться из этой недостойной жизни было ужасно оскорблено, и был выбран термин «классовая борьба». Теперь вы даже в этой классовой борьбе, горячей борьбе за достойное существование, истекаете. И он ведет его куда более односторонне, чем пролетариат. Ибо пролетариат в своей борьбе поставил перед собой картину справедливого общественного строя; Но у нуждающейся буржуазии сегодня есть только одна мысль - вернуть старую человеческую жизнь. Там вы боретесь за отмену прерогатив, здесь за их сохранение.

Вот почему сеттинг мелкой буржуазии не пользуется сочувствием, потому что он совершенно бездумный. И это то, что это все. Если кто-то стоял в начале этой ныне столь проклятой республики на стороне трудящихся, поднимал пролетариат, обобществляя экономику, то сегодня он не грозил утонуть вместе. Это было не нужно. Потому что несчастье было в далеком будущем, несмотря на революцию. Теперь человек счастлив погибнуть сам.

Но спад объединит этих людей в разных его частях, как когда-то сомнительное восхождение. Сегодня они сильно сталкиваются в своих материальных и моральных страданиях, и действительно нет хорошего звука. Она могла спасти только немного сочувствия к ситуации другого; но они еще не узнали, что, поскольку они сетуют на нас, они сами уже подвергаются страданиям. Можно также сделать вывод, что это не является подавляющим.

1923, 35 · Фрида Лейболд